Введение электронного документооборота в России

19 апреля
Мероприятия

Интервью Григория Поварова, заместителя генерального директора компании СКБ Контур, для радиостанции «Эхо Москвы»

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов 14 минут в столице, добрый день, Алексей Дыховичный у микрофона, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы» и у нас в гостях Григорий Поваров, заместитель генерального директора компании «СКБ Контур». Григорий, здравствуйте.

Г.ПОВАРОВ: Здравствуйте.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: «Введение электронного документооборота в России» — так звучит тема нашего эфира, работает SMS +7 985 970-45-45. И если я не ошибаюсь, введение электронного документооборота в стране — это государственная задача, этим занимается государство. И если я правильно понимаю, «СКБ Контур» — это не государственное, не федеральное агентство, не министерство, а это, ну, какая-то компания, да?

Г.ПОВАРОВ: Да, «СКБ Контур» — это коммерческая компания. Давайте для начала я расскажу нашу роль.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот, непонятно тогда, какая роль, да.

Г.ПОВАРОВ: Почему мы тут? И почему мы об этом рассказываем? Смотрите, сейчас государство вынуждено собирать с налогоплательщиков разного рода документы — декларации такие, декларации сякие, отчетность в Пенсионный фонд, отчетность в Фонд социального страхования, отчетность много куда еще. У нас государство любит собирать информацию.

И 10 лет назад налоговая служба сформировала некоторое правило. Налоговая служба сказала, что она не хочет иметь отношения напрямую с налогоплательщиками, она хочет, чтобы на рынке появились операторы электронного документооборота и чтобы эти операторы помогали государству в сборе документов с компаний. И в стране появился открытый рынок за эти 10 лет, сейчас более 100 компаний в России предоставляют услуги представления отчетности в государственные органы власти, и мы, «СКБ Контур» являемся крупнейшим из таких операторов, мы занимаем 50% рынка и помогаем, наша компания помогает 870 тысячам налогоплательщиков не ходить ногами в Налоговую инспекцию, в холод или в жару, а через интернет, не вставая со своего стула, со своего рабочего места, отправлять декларации, получать ответы, исполнять свои обязанности.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы — 1 из 100, «СКБ Контур» — это 1 из 100. У вас 800 тысяч клиентов, правильно я понимаю?

Г.ПОВАРОВ: Да.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: 800 тысяч.

Г.ПОВАРОВ: 800 тысяч именно по этому продукту, система «Контур-Экстерн» называется, который у нас основной. Он довольно успешный, он работает по всей стране. За прошлый год мы заработали на этом продукте (это открытая информация, 73 миллиона долларов. Это довольно большой, успешный бизнес, и важно, что мы не только предоставляем возможность компаниям отправить файл очень примитивно, у нас поверх этого выстроено большое количество сервисов, которые помогают компаниям легче, проще, дешевле, быстрее исполнить свою обязанность. Или какие-то еще дополнительные сервисы.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: 800 тысяч — вы какую долю рынка занимаете?

Г.ПОВАРОВ: Мы — 50%.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть порядка 1,5 миллионов, миллион 600 тысяч юридических лиц в стране отправляют свои документы, может быть не все, а часть документов в налоговые органы... Мы говорим о налоговых органах?

Г.ПОВАРОВ: Ну, мы говорим о налоговом органе, потому что Федеральная налоговая служба — она такой пионер в этом направлении, они это 10 лет назад начали и у них наиболее впечатляющий результат. Вот, как вы думаете, какая часть налогоплательщиков не ходит ногами, а отправляет документы в электронном виде?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Из юридических лиц?

Г.ПОВАРОВ: Да?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, тут сложно считать, потому что я думаю, что очень много мертвых юридических лиц.

Г.ПОВАРОВ: Нет, ну вот из тех, кто предоставляет какие-то декларации реальные. Вот, какая часть представляет их в электронном виде, как вы думаете?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, если миллион 600... Я хотел вас спросить.

Г.ПОВАРОВ: 60%.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, «50%» я хотел сказать, половина получается.

Г.ПОВАРОВ: За 10 лет это стало абсолютно нормой.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Это люди вообще, ну, вот, бухгалтеры этих компаний вообще не пересекают порог Налоговой службы?

Г.ПОВАРОВ: Ну, в идеале, да, на практике, наверное...

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А чего тогда все ругаются? «Вот, там, в такой-то налоговой службе дикие очереди, не можем сдать документы»?

Г.ПОВАРОВ: Ну, во-первых, это юридических лиц, которые имеют возможность ругаться. А с другой стороны, какое-то время назад... Вообще у налогоплательщиков и Налоговой службы много предметов для взаимодействия, не только декларации, да? Там еще что-то, можно выписку какую-то попросить, сделать какой-нибудь возврат НДС и еще что-то. И раньше большая часть этих документов представлялась на бумаге лично. Вот, в последнее время Налоговая не останавливается, она продолжает этот процесс переводить в электронный вид. Ну и наша цель в том вместе с государством, чтобы налогоплательщик мог никогда не видеть своего инспектора — я думаю, что это в этом или следующем году станет абсолютно реальным.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Не понял я. Я понял то, что вы сказали, что это инициатива Налоговой службы была, чтобы вот в этой процедуре были посредники. Ну, вы же посредники между... Или нет? Или это неправильно? При передаче документов.

Г.ПОВАРОВ: Ну, это зависит от того, какой конкретно смысл вы вкладываете в эти слова.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Почему это все не сделано?.. Ну, вот, для чего нужен «СКБ Контур» и еще там 99 компаний, которые занимаются тем же самым? Для чего вы нужны? Смысл?

Г.ПОВАРОВ: Ну, во-первых, это все далеко не так просто как кажется. То есть это не просто отправить электронное письмо. Чтобы обеспечить юридическую значимость по российскому законодательству, надо выдать электронную подпись, надо, чтобы там все работало, надо, чтобы документы шифровались и расшифровывались. И реально возникает большое количество проблем, ну, просто потому, что программное обеспечение — там всегда возникают какие-то проблемы и эти проблемы надо решать. Когда у вас эти проблемы возникают в какой-то вашей частной жизни, это вы злитесь, это создает какие-то неудобства, но не более. Когда это вопрос отчетности перед государством, когда за то, что вы не выполните вашу обязанность, у вас как у бизнеса могут перекрыть лицевой счет, вы очень хотите, чтобы был какой-то профессионал, какой-то специалист, который при малейшей проблеме придет и добьется, чтобы у вас все было выполнено. И, вот, собственно, мы не файлы туда-сюда перемещаем, мы сервис предоставляем. То есть мы говорим налогоплательщику, что «Дорогой друг, ты обратился к нам, теперь твои проблемы — это наши проблемы, а мы их умеем решать профессионально».

Недавно Налоговая провела исследования, что если бы они хотели сейчас предоставлять все вот эти же услуги самостоятельно от своего имени без вот этого открытого рынка операторов, то им бы пришлось взять в штат еще 10 тысяч сотрудников, которые бы сидели на технической поддержке, делали бы еще что-то, делали бы еще что-то. А перед ними президентом Медведевым поставлена задача сократиться на 20%, то есть уволить 20-30 тысяч человек. Поэтому как раз вот такой вот открытый рынок, открытая конкурентная среда, которая предоставляет разного рода услуги, основные сервисы, дополнительные сервисы, она как раз решает проблему государства заниматься тем, что им надо, считать налоги, а не оказывать техническую поддержку «Почему-то у меня файл не открывается» или еще что-то.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Подобный сервис — он может быть задействован исключительно при обмене документами, не просто письмами, да? Письмо можно и по электронной почте написать. А чтобы этот файл электронный имел юридическую значимость, это должен быть документооборот, да? Именно этим вы занимаетесь, я так понимаю. Вот это может быть задействовано только при общении компаний и государства? Или, на самом деле, рынок шире?

Г.ПОВАРОВ: Ну, вот сейчас тот результат, который мы видим, что, в целом, в стране бизнес и государство взаимодействуют в электронном виде без бумаги.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Уже сейчас?

Г.ПОВАРОВ: Ну, 60% - это 60%.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Но это 60% от вообще всего общения бизнеса и государства или это 60% только от одной части, общение при подаче налоговой декларации?

Г.ПОВАРОВ: Да. Мы, конечно же, разбираем такой, самый приятный пример, самый показательный, то есть Федеральная налоговая служба — она тут выдающихся успехов добилась. Поэтому, вот, мы говорим, 60%. Но надо понимать, что когда кто-то добился 60% и если у 60% налогоплательщиков такая возможность есть, то начать пользоваться этими же услугами через единое окно, которое мы им предоставляем, в отношении других ведомств — это просто дело времени. То есть, ну, вот, как бы, в целом видно, что уже к настоящему моменту, в 2011-2011 гг. взаимодействие организаций и государства, в целом, идет, скорее, в электронном виде, чем как-то иначе, и дальше этот процесс будет усугубляться.

Наше общее видение состоит в том, что в XXI веке печатать бумажки — это не очень хорошая идея. Ведь, смотрите, что происходит. У вас есть компьютер, вы, предположим, бухгалтер, у вас на компьютере есть какие-нибудь программы, Word, Excel, бухгалтерский софт, еще что-то. Вы хотите обменяться с кем-то документом или отправить декларацию в Налоговую службу, или отправить договор своему партнеру, или выставить ему счет-фактуру или еще что-то, как это сейчас происходит? Вы нажимаете на кнопку, печатается документ, вы в нем расписываетесь, ставите печать, складываете его в конверт. Как бы, бумага стоит денег, принтер стоит денег, конверт стоит денег, потом услуги почтовой службы стоят денег, это все стоит...

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, а начальник еще в отпуске — нужно дождаться, пока он появится.

Г.ПОВАРОВ: Да. Потом этот документ в течение двух недель идет по городу Москве вашему партнеру, потому что вы воспользовались услугами «Почты России» и это вам стоит, ну, рублей 50, наверное. Или вы можете студента нанять, и тогда это будет быстрее, но менее гарантированно. Или вы можете DHL взять, но тогда это будет просто дорого.

Вот, после вот этих вот затрат денежных и временных, документ оказался у вашего партнера, ну, предположим, у другого бухгалтера. Бухгалтер вскрывает конверт, достает бумажку, запускает свою программу и начинает методично данные из этого документа в программу набивать. То есть у нас был компьютер, в нем был электронный документ, у нас на другой стороне есть тоже компьютер, там тоже есть электронный документ и, как бы, один электронный документ очень странным, очень ненатуральным путем превратился в другой электронный документ. Вот, наша мысль состоит в том, что вот этот нижний процесс, начинающийся от напечатать и заканчивающийся вбить, вот его надо просто убрать и дать возможность прямо из программы бухгалтера документу оказываться каким-то образом в другой программе другого бухгалтера и чтобы это имело точно такую же юридическую силу.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот этот вот момент. Юридическую силу это должно же иметь с одной стороны, для партнера, который верит, что да, действительно, это документ, а не просто письмецо от бухгалтера, который завтра скажет, что он ничего не писал. Так? А с другой стороны, государство же должно. Это же и отчетность для государства.

Г.ПОВАРОВ: Да, совершенно верно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Государство должно иметь возможность прийти к вам и сказать: «А ну-ка покажи».

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: «Счет-фактуру ты мне покажи, за что деньги получили».

Г.ПОВАРОВ: Да, и вы должны быть чертовски убедительны в том, что все правила приняты.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Законодательно уже этот вопрос решен?

Г.ПОВАРОВ: Летом были внесены соответствующие изменения в Налоговый кодекс, где сказано, что счет-фактура может выставляться не только в бумажном виде, но и в электронном. А сейчас, вот, в настоящие дни на прошлой неделе государство утвердило, Налоговая служба утвердила приказ, как оно будет у вас электронные счета-фактуры в электронном виде истребовать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть 9 месяцев думала Налоговая служба, если летом, да?

Г.ПОВАРОВ: Ну, там, как бы, большая работа проведена, там есть еще порядок Минфина. Ну как? Один закон и 100-500 подзаконных актов. Они их все методично писали. Ну, как, долго, можно было быстрее, можно было медленнее — это не важно, главное, что они их написали. И, вот, сейчас в настоящий момент уже есть практически все условия для того, чтобы иметь возможность не только обмениваться в электронном виде разными документами, но и иметь на это полное одобрение государства, которое имеет правило проверки этих документов в электронном виде и не будет к вам вязаться, потому что у вас их нет в бумажном виде.

То есть сейчас есть уникальная возможность для компаний существенно сократить свои расходы, существенно увеличить скорость собственного бизнеса, просто отказавшись от бумаги в пользу электронных документов.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Эта возможность появилась, еще раз, когда?

Г.ПОВАРОВ: Ну, вот она сейчас появляется. Все подзаконные акты.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, когда отмашка, старт будет дан? Или уже старт наступил?

Г.ПОВАРОВ: Ну, старт наступит после утверждения порядка Минфином, после регистрации его в Минюсте. Там такая, довольно большая внутренняя техническая кухня. Это произойдет в ближайшие недели. То есть, вот, такой процесс необратимый — это на этой неделе или на следующей.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть уже можно стать первыми двумя компаниями, обменявшимися друг с другом?

Г.ПОВАРОВ: Да-да, тут можно ставить ставки, кто будет первый, потому что это будет очень почетно, это будут самые инновационные компании России, которые делом, а не словами показали свою приверженность эффективности, продуктивности и всему остальному.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Считали ли? Есть ли какие-то, ну, не знаю насколько такие подсчеты вообще в принципе соответствуют действительности, но считали ли убытки, недополученную прибыль, еще что-то от того, что документооборот осуществляется вот таким странным образом как вы описали, с электронного в электронный. Есть еще промежуточное звено — бумага, и все проблемы связаны именно с тем, что это бумага, которую нужно доставить.

Г.ПОВАРОВ: В стране сейчас циркулирует 15 миллиардов счетов-фактур в год плюс еще 30 миллиардов разнообразных других документов. То есть это какое-то колоссальное количество, которые в бумажном виде существуют. Мы прикинули стоимость бумаги, стоимость конвертов, стоимость тонера, стоимость курьеров, почты, стоимость того, что бизнес стоит (пока бумага идет, платеж не осуществляется). У нас получилась цифра, равная 1,2% ВВП за год. То есть, вот, российская экономика сжигает просто вот такую вот колоссальную величину, ну, просто из-за своей неэффективности. Есть другой, более наглядный пример. Если бы, предположим, сейчас произошло бы чудо и мы все такими бы стали хорошими и не стали бы печатать эти документы, отправляя их в электронном виде, то до 2018 года мы бы сэкономили столько денег, сколько бы хватило на 4 Чемпионата мира по футболу, который мы собираемся провести.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Интересное сравнение. А в вашей компании сколько человек работает?

Г.ПОВАРОВ: В нашей компании работает 1,5 тысячи человек. Большая часть из них — это техническая поддержка наших любимых...

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, так как вы занимаете 50% рынка, ну, там, наверное, побольше надо, 5 тысяч человек, в принципе, могут сэкономить 1,2% ВВП страны. Ну, так?

Г.ПОВАРОВ: Ну, мы, как бы, поможем это обеспечить, да? Но мы не можем это сэкономить — важно, чтобы у людей такое сознание поменялось, чтобы журналисты об этом рассказывали, чтобы люди к этому стремились и тогда это, действительно, произойдет.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Прервемся на новости. Григорий Поваров, заместитель генерального директора компании «СКБ Контур» у нас в гостях, об электронном документообороте в России мы говорим. Сейчас новости на «Эхе», затем продолжим.

НОВОСТИ

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что ж, мы продолжаем. Я напоминаю, что у нас в гостях Григорий Поваров, заместитель генерального директора компании «СКБ Контур», вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Об электронном документообороте в России мы говорим. Григорий, умоляю, только давайте не будем ответ на мой следующий вопрос превращать в какую-то рекламу. Но что должен сделать предприниматель и на каких предпринимателей рассчитано это все — там, мелкий, средний, крупный, вот это вот все — если он хочет перейти на электронное общение а) с налоговыми службами, б) вот теперь вот через буквально там, как вы обещали, недельку-другую со своими партнерами по бизнесу? Что ему вообще, в принципе, нужно сделать?

Г.ПОВАРОВ: Ну, если никого тут не рекламировать, то ответ, на самом деле, будет очень простой. Этому предпринимателю надо сесть и попытаться хотя бы примерно посчитать, сколько он тратит на тот процесс, который у него сейчас идет. Как только он получит эту цифру, дальше он сам, я уверен, придумает, что делать. Он зайдет в Google, наберет там «электронная отчетность» или «электронный документооборот». Ну, или он спросит у друзей.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ему нужно выйти на компанию, на одну из? На «СКБ Контур», да?

Г.ПОВАРОВ: Ну, нет, не обязательно на «СКБ Контур» — есть много прекрасных других компаний. Ну, как бы, я знаю, какая из них лучше, но это...

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы не скажем.

Г.ПОВАРОВ: (смеется) Но не скажу, да. Ну то есть реально на рынке есть конкуренция — можно выбрать подешевле, подороже, получше, похуже, побыстрее, помедленнее.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А, то есть даже и побыстрее-помедленнее?

Г.ПОВАРОВ: Ну, как бы, качество у всех разное, да? Ну, всякое бывает. То есть надо просто понять. То есть главное — захотеть, а дальше рынок предложит.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Дальше человек выбирает компанию, вот, согласно там соотношению цены-качество, там по форумам полазить (наверняка, там написано всяко-разно и про всех), почитать. Выбрал компанию, звонит туда. Дальше что?

Г.ПОВАРОВ: Дальше надо прийти с паспортом, показать паспорт.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Учредительные документы какие-то, да?

Г.ПОВАРОВ: Ну, или копию учредительных документов, или там доверенность в зависимости от того, какие документы, получить электронную подпись, которая позволит, ну, как бы, вам доказывать, что тот документ, который вы подписали, подписали именно вы, а не кто-то другой. Эту электронную подпись, ну, это такой брелок, который через USB в компьютер вставляется, вот с помощью него получить программное обеспечение, вернуться и начинать работать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть даже получить — не скачать с сайта.

Г.ПОВАРОВ: Ну, у разных компаний разные решения. У нас это просто веб-сервис, где ты просто на веб заходишь, и дальше как в FaceBook.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Не, подождите. И дальше ты, вот, отправляешь документ, вот ты с Налоговой не общался — ты общался с «СКБ Контур» или еще с кем-то?

Г.ПОВАРОВ: Да, с сертифицированной компанией.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А вы сертифицированы в Налоговой?

Г.ПОВАРОВ: Да, у Налоговой, конечно, есть такой целый большой процесс, который говорит, что вот эти компании работают достаточно хорошо, чтобы через них сдавать отчетность. Ну, это такая история, как бы. Государству очень важно, чтобы этот процесс был контролируем. То есть рынок — это рынок, но порядок должен быть на нем. Поэтому есть некоторые процессы, которые обеспечивают качество.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: И далее ты нажимаешь кнопочку, отправляя налоговую декларацию и дальше...

Г.ПОВАРОВ: Ты заходишь на сайт.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А куда на сайт?

Г.ПОВАРОВ: Заходишь на сайт, ну, вот, того поставщика услуг, которого ты выбрал.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А не Налоговой?

Г.ПОВАРОВ: Не Налоговой, да. Потому что именно вот этим ребятам ты потом будешь задавать свои вопросы.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Где вот эта идет проверка? Почему я должен быть уверен, что, все-таки, эти документы ушли в Налоговую службу? Я же и физически там не был, и на сайте я даже у них не был, а я должен верить в то, что?..

Г.ПОВАРОВ: Ну, то есть, во-первых, это просто работает. То есть когда вы набираете телефонный номер, вот, откуда вы знаете, что там это ваше...

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, уже привык, уже, знаете, столько лет.

Г.ПОВАРОВ: Все довольно быстро. Реально, я думаю, тут подкупает некоторая такая онлайновость процесса. Сейчас, когда вы отправляете декларацию, как бы, когда все работает хорошо, 95% времени, то вы через минуту получаете сообщение о том, что Налоговой службой ваша декларация принята, под этим документом, что ваша декларация принята, стоит подпись, там, старший инспектор Налоговой службы такой-то.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Из Налоговой?

Г.ПОВАРОВ: Конечно-конечно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть подтверждение не ваше, что вы?..

Г.ПОВАРОВ: Не, мы, как бы, формируем подтверждение, что вы этот документ сдали, а дальше мы это передаем в Налоговую, как бы, уже с той датой, чтобы вы успели в срок до 20-го числа отчитаться по НДС. Дальше Налоговая этот документ проверяет и через нас сообщает вам, что приняли. Точно так же и с вашим контрагентом. Тут, как бы, важно понимать, конечно, контрагент уже такой же продвинутый как вы или нет? Вот сейчас такое начало этого этапа, кто-то уже подключился, кто-то еще нет. Понятно, что это неизбежно, понятно, что мы все рано или поздно этим будем пользоваться. Но, вот, на начальном этапе лучше вместе со своим партнером выбрать удобную вам компанию, прийти туда, сказать, что вам надоело сжигать эту бумагу, вам надоело ее потом хранить, вы хотите по-другому — вам все дадут и вы этим начнете пользоваться.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Мошенники на рынке есть? То есть вы же сказали, нужно быть сертифицированным в Налоговой службе. А компания не сертифицированная предлагает такую услугу, собирает деньги с предпринимателей, а потом выясняется, что ничего никуда она отправить не может.

Г.ПОВАРОВ: Ну, такие случаи есть, но они настолько вопиющие и краткосрочные, что, наверное, можно считать, что их нет. То есть такие, разовые вспышки бывают. Надо понимать, что это все довольно серьезная отрасль. Во-первых, есть со стороны государства, со стороны налоговой контроль. Во-вторых, вся эта деятельность этих операторов — она является лицензируемой, нас постоянно проверяет ФСБ, правильно ли мы работаем. Ну, то есть это, как бы, тут целая такая индустрия работает тех, кто проверяет и обеспечивает, чтобы все было в порядке, в соответствии с законом. Так что чужие здесь не ходят.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Гостайну не выдали тут сейчас, нет? Так, случайно?

Г.ПОВАРОВ: Нет, у нас нет лицензии на Гостайну.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Так. Если можно коротко, мало времени, очень интересные вопросы от предпринимателей из России по интернету пришли: «Не первый год подаю налоговые отчеты в федеральные органы. Такого бардака и неадекватного софта не встречал ни в одном коммерческом софте. Софт по ПФР (это Пенсионный фонд России) вообще не выдерживает никакой критики. Кто будет отвечать за работоспособность и адекватность программного продукта?» - спрашивает предприниматель Варлаам?

Г.ПОВАРОВ: Ну вот за этим профессионалы на рынке и нужны. То есть, есть какие-то программы, которые делают Налоговая или Пенсионный фонд, и которые никто не обслуживает — они сделаны и забыты. А надо идти к тем компаниям, которые несут перед нами ответственность, которые, как бы, подписали с вами договор. Вы звоните в Call Center, орете на них: «Почему ничего не работает?» Они вам помогают. И вот так все и работает.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А, то есть, в принципе, можно и напрямую?

Г.ПОВАРОВ: Ну, напрямую — да, есть возможность, там, зайти на портал ФСС, вот, Фонд социального страхования, у них есть портал, туда можно зайти, имея цифровую подпись, это все отправить. Но проблема только в том, что последние 3 дня отчетности он не работал, потому что там была перегрузка и слишком много желающих было. И много организаций из-за этого пострадали.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Следующий вопрос от нашего слушателя: «Каким образом будет осуществляться надзор за базами данных? Сейчас это вообще публичная информация, которую можно приобрести за копейки на любом рынке, а тут еще и посредник, который тоже получает доступ к этим документам, и поди найди, кто украл и кто это все продал».

Г.ПОВАРОВ: Ну, во-первых, мы доступ к этим документам не получаем, потому что они через нас проходят в зашифрованном виде, это раз. Два, как раз вот с нами компанию вот этого предпринимателя — не помню откуда он — связывают договорные отношения, и мы несем ответственность перед ним за то, что информация никуда не уйдет. И за все время нашего существования (мы работаем более 10 лет) у нас... Ну, у нас работает довольно серьезная служба собственной безопасности, которая следит, и мы уверены, что на нашей стороне утечек не было, а они происходят в другом месте.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: «Приведет ли введение (еще один вопрос от того же слушателя) электронного документооборота в России к единому адекватному софту, который будет доступен людям преклонного возраста?» – спрашивает он. Да не преклонного возраста. Есть люди преклонного возраста, которые так разбираются, что ни одному молодому не разобраться никогда. Людям, ну, которые не очень склонны ко всем этим вещам.

Г.ПОВАРОВ: Вот здесь я не удержусь от рекламы, потому что я буду рекламировать сервис нашей компании (он бесплатный). Вот надо набрать в Google или в Яндексе или где угодно «Эльба» как река такая, «Электронный бухгалтер» — это абсолютно бесплатный сервис, который очень просто, очень понятно маленьким предпринимателям позволяет понять, что же от них хочет государство — там все абсолютно подробно, понятно, красиво описано. Мы, вот, не так давно выяснили, что у нас есть 70-летние пользователи этой программы, и у них нет никаких проблем.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Григорий Поваров, заместитель генерального директора компании «СКБ Контур» был в эфире радиостанции «Эхо Москвы», об электронном документообороте мы говорили. Григорий, спасибо вам.

Г.ПОВАРОВ: Спасибо.

Послушать запись

Источник: радиостанция «Эхо Москвы»

Автор: Алексей Дыховичный

0 комментариев

Будьте первым!

Комментировать
Ваш комментарий